Школа молекулярной
и теоретической биологии

To the Memory of Dr. Dmitry Zimin

Многие уже написали, и ещё напишут, подробно о жизни и значительных достижениях Дмитрия Борисовича. Вспоминая его в эти дни, я решил написать о его роли в создании ШМТБ в контексте многолетней работы его детища, Фонда “Династия”, упомянув историю создания ШМТБ.

Фонд “Династия”, несомненно, был самой значимой образовательной и научной организацией в России. Его влияние ощущается даже через много лет после его закрытия. Через “Династию” Дмитрий Борисович сделал больше для развития науки и просвещения в России чем любой другой человек за последние двадцать лет. По задумке Дмитрия Борисовича, “Династия” не просто поддерживала конкретные научные коллективы и инициативы, а системно развивала целые разделы общества и научного мира. Например, именно благодаря Дмитрию Борисовичу развился рынок качественной русскоязычной научно-популярной литературы. Финансируя печать таких книг, Фонд “Династия” изменил издательский рынок в России, доказав издательствам, что печатать научно-популярную литературу выгодно.

Системное влияние на просвещение общества и на организацию научных коллективов было визитной карточкой Фонда “Династия”, уникальной для России. Организуя программы Фонда “Династия” с целью инициирования структурных изменений в обществе, Дмитрий Борисович понимал, что он влияет на возможность развития и реализации максимального количества людей. Его системный подход не обошел стороной и возможность моей собственной реализации. После пятнадцатилетнего отсутствия в России я несколько лет наездами участвовал в ЗПШ, КЛШ и даже рассматривал возможность открыть свою первую лабораторию в Москве. В 2009 году Митя Кокорин познакомил меня с Аней Пиотровской, директором Фонда “Династия”, как раз в момент развития программ Фонда по биологии, и я начал участвовать в разных программах Фонда.

По моему опыту, Фонд “Династия” был единственной организацией в России, способной развивать новые направления поддержки просвещения и образования на потрясающем масштабе с эффективностью, присущей лучшим западным организациям. ШМТБ является ярким примером такого развития. Несколько лет я ездил в разные города России с лекциями по программе “Дни Науки”. Интегрируя опыт этих поездок с опытом участия в летних школах, мы поняли, что можно сделать школу новой формы, по модели аутентичного образования, сочетая научные исследования и обучение. Митя, Аня и я стали первыми директорами ШМТБ в 2012 году, взяв на себя миссию показать пример научной работы школьникам и стать примером аутентичного образование для других школ. Так, благодаря Дмитрию Борисовичу, мы не просто создали яркий пример для подражания для других школ - а уже несколько было сделано по подобию ШМТБ - но и лично я смог реализовать желание своего эмигрантского детства сделать общественно полезный проект в России.

Как и на меня, Дмитрий Борисович повлиял на несметное количество людей. Это люди, которые читали книжки, изданные его Фондом, учёные, получившие гранты, школьники, которые участвовали в ШМТБ и других мероприятиях. В 2016 году на моём курсе на ШМТБ школьники обсуждали “Трудно быть богом” Стругацких - это был первый год после закрытия Династии, и книга была выбрана не случайно. На последний день обсуждения пришёл Дмитрий Борисович. Послушав рассуждение школьников, он высказал мнение, что старшее поколение не сумело решить массу проблем в мире, указав на войны на Ближнем Востоке как пример. “Мы не смогли сделать лучше, и поэтому уже вашему поколению придётся думать о том, что делать,” - сказал он, а я понял, что одним из смыслов его призвания и работы было изменение мира в лучшую сторону благодаря просвещению и предоставлению возможностей новому поколению.

Несомненно, что тяга к просвещению и системному созданию возможностей для учёных нового поколения у Дмитрия Борисовича была сопряжена с его первым призванием - физикой. В нашем комментарии журналу Nature про фактический разгон “Династии” властями мы написали, как принято в научном мире, Dr. Dmitry Zimin, подчеркивая первостепенность его статуса учёного. В финальной версии редакторы Nature написали “олигарх Зимин”, поставив нас в глупое положение. К концу нашей последующей встречи с Дмитрием Борисовичем, уже в дверях его кабинета на Тверской, я объяснил происхождение, как мне казалось, оскорбительного эпитета в статье и попросил у него прощения. “Ничего, ничего,” - сказал Дмитрий Борисович, немного смутившись. - “Как только меня не называли…” У нас нет сомнений, что Дмитрий Борисович навеки будет заслуженно называться визионером, сделавшим всё возможное для того, чтобы изменить развитие общества к лучшему, системно развивая возможность дать максимальному количеству людей шанс прикоснуться к науке и к научному мышлению.

Федор Кондрашов

Научный директор ШМТБ


Dec. 24, 2021, 5:44 a.m.